Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:50 

Между небом и небом

Shingeki no BB
Название: Между небом и небом
Автор: Айон Ран и Анка Хельская
Бета: Маленький_ Лис, Алата
Иллюстратор: Анка Хельская
Персонажи: Жан Кирштай, Марко Ботт, Эрвин Смит, Ханджи Зоэ, Ривай и другие.
Категория: преслэш
Жанр: приключения, экшн
Рейтинг: PG-13
Размер: ~15700
Краткое содержание: тридцать седьмая экспедиция под облака
Примечания: крылатая AU
Скачать: docx | txt

Если в ясную погоду, когда солнце уже покинуло зенит и движется к горизонту, запрокинуть голову и посмотреть на восток, можно увидеть крошечную точку высоко в небе. Единственную темную точку, которой не стоит бояться.
Это Сина, город недостижимый.
Ветра подхватили остров так давно, что никто из ныне живущих не помнит уже, как выглядели его дома, как жили люди и на каком языке они говорили. Однажды пространство стало непреодолимым, и лёд сковывал крылья, стоило только попробовать подняться достаточно высоко, чтобы взглянуть хоть одним глазком.
Скоро точно также сотрется память и о Ма-Ри, если только не будет предпринята какая-нибудь безумная вылазка вроде экспедиций разведчиков, которые пытаются достигнуть земли. Но те хотя бы всегда возвращаются, а чего ожидать от острова, по которому пронеслась смерть – кто знает.
С тех пор, как первые беженцы достигли Эрре-три, фонари ни разу не украшали деревья, хотя время большого фестиваля минуло трижды.
Но любой траур рано или поздно должен был закончиться, как раз за разом заканчивается год. К празднованию готовились с особой тщательностью, убирая, ремонтируя, украшая каждое здание, каждую дорогу и каждый, даже самый крошечный закуток в переплетении ветвей гигантских деревьев. Отчаянное это веселье распространялось, словно грозовой фронт, и остановить его не представлялось возможным.
Никто и не пытался.
На помощь мирным жителям в подготовке фестиваля отправили отряды регулярной армии и, осознав нехватку сил, разведчиков с ближайших баз.
Недавние новобранцы еще только осваивались, готовились к первым серьезным вылетам, и вся эта предпраздничная суета, обильно сдобренная физическими нагрузками, но лишенная привычной рутины, казалась такой же прекрасной, как долгожданная увольнительная.
Трост сиял огнями.
Они поднимались от самых толстых ветвей, где были настелены широкие дощатые террасы, и сходили на нет ближе к кроне, неспособной выдержать человеческий вес. Воздух, казалось, пропитан был светом, гулом голосов и сладковатым ароматом смолы и специй, насыщенным и кружащим голову.
Повсюду были расставлены вынесенные из домов столы, на которых громоздились тарелки, кувшины и внушительного вида блюда, способные, казалось, вместить средней упитанности дронта, если бы кому-нибудь взбрело в голову его приготовить.
И всё это, все переходы, веревочные лестницы, гирлянды фонарей и цветов, находилось в постоянном движении, покачивалось на ветру, поднимаемом взмахами крыльев, переносилось и поправлялось. То тут, то там в пестрой толпе мелькала форма военных, и на рукавах можно было заметить шевроны всех подразделений, даже, пусть и немногочисленные, кадетского корпуса.
В Каранезе больше всего было черно-белых крыльев разведки.
Там, где заканчивались террасы и начинались усеянные жилыми домами ветви, пробираться в неосвещенные уголки было намного сложнее. Приходилось протискиваться сквозь сплетение ветвей над крышами, прижимая крылья, закрываясь ими, словно коконом, удерживая при этом гирлянду крошечных фонариков и не чувствуя опоры под ногами.
Жан бы, может, и не полез так высоко, только ниже все подходящие ветки успешно переломал Райнер. С чего уж он полез вместо Бертольда, который, несомненно, справился бы лучше, оставалось загадкой. Внизу, на крыше дома, остались Саша и Конни с охапкой гирлянд, которые еще предстояло развесить. Стоять молча они не могли и то давали советы, то просто болтали, то задавали вопросы, подшучивая, отвлекая и раздражая всё больше и больше. В тот момент, когда Жан уже готов был сорваться и разогнать горе-помощников, которые, разыгравшись, пытались накинуть друг на друга гирлянды подобно аркану, подоспело подкрепление.
Парой веток выше, с сапогами в одной руке и сумкой с инструментами в другой, балансируя ими, словно заправской канатоходец, показался Марко. Его волосы и крылья были обильно усыпаны сухими листьями и обрезками конфетти, а форменная куртка, небрежно повязанная на поясе, выглядела так, словно ему пришлось лезть в дымоход. Жан подозревал, что это не так уж далеко от истины, учитывая отзывчивость и целеустремленность товарища.
Подойдя ближе, Марко уселся на ветке и принялся с интересом наблюдать, впрочем, не предлагая помочь: за годы совместной учебы в кадетском корпусе он успел привыкнуть к тому, что если Жану помощь нужна, он об этом скажет, а лезть под руку нет никакого смысла. На крыше тем временем разыгралось нешуточной сражение. Подскакивая, взмывая в воздух, размахивая руками и гирляндами, Конни и Саша веселились вовсю, словно маленькие дети, вырвавшиеся из-под присмотра родителей.
Опасно затрещала гирлянда, Жан хотел уже было прикрикнуть на помощников, но Марко опередил его, соскользнул с ветки, оставив на ней обувь и инструменты, и спланировал вниз.
- Оружие сдать, - он протянул руки ладонями вверх и дождался, пока все гирлянды не окажутся у него.
Жан отвлекся, наблюдая за процессом разоружения, и чуть было не потерял равновесие. Ветка опасно скрипнула, крылья дернулись, пытаясь удержать тело, пальцы вцепились в тонкие веточки над головой. Прямо на головы стоящих на крыше товарищей посыпалась сухая листва и мелкие кусочки коры.
Марко
С недовольными возгласами Конни и Саша отскочили подальше, пытаясь вытряхнуть набившийся за шиворот сор.
- Правильно, - Марко, смотав гирлянды, только взлохматил пальцами волосы, отряхивая их, - помогите лучше Райнеру и Анни, они на главной террасе.
Ответом ему был синхронный, полный страданий стон.
- Может, мы лучше на кухне поможем? – с надеждой поинтересовалась Саша, но Марко был непреклонен.
- Детский сад, - завязав последний узел, Жан спланировал на крышу и с удовольствием потянулся, разминая затекшие мышцы.
Марко улыбнулся и пожал плечами: праздник, почему бы и не позволить себе подурачиться? В рамках разумного, ясное дело.
- Много еще работы? – спросил он, запрокинув голову и рассматривая плоды трудов Жана.
Расцвеченная огнями крона дерева завораживала, притягивала взгляд. Казалось, ветви усеяны десятками светлячков, пусть даже для них было еще не время. Желтые, синие, зеленые, вспышки света появлялись и исчезали, то скрытые широкими листьями, то снова видимые глазу. Казалось, человек не был способен приложить к этому руку.
- Ещё с другой стороны, и можно заканчивать, - Жан забрал у Марко оставшиеся гирлянды, смотал их и повесил на плечо. - Да, я место для фейерверка хорошее присмотрел.
Фейервек. Небо в огнях, и кажется, словно разноцветные искры переговариваются со звездами.
- Здорово, - Марко улыбнулся и хотел добавить ещё что-то, когда разговор неожиданно прервали.
- Марко! – по дальней лестнице, спиралью обвивающей ствол дерева, поспешно спускалась Криста. – У тебя смола еще осталась? Там трещину заделать…
Нога Кристы соскользнула со ступени, и та, испугано вскрикнув, изо всех сил вцепилась в перила.
- Я пойду, - Марко виновато улыбнулся Жану и, взмахнув крыльями, взмыл в воздух, захватив оставленные на ветке вещи, и, дождавшись Кристу, двинулся за ней.
Жан только махнул рукой вслед и вздохнул: вся эта суматоха действовала на нервы, а летать между веток станет только безумец. На душе у него было тяжело.

Тем не менее, работа ждать не собиралась. Песочные часы, укрепленные на главных развилках, неумолимо отсчитывали время до полуночи, и его оставалось все меньше, а сделать предстояло ещё довольно много.
Отгоняя абсолютно не праздничное настроение, Жан добрался до ствола города-дерева и по одной из узких лестниц, обвивавших его спиралью, двинулся в восточную часть несколькими ярусами выше. Большая часть суматохи осталась позади, в жилых районах оживление медленно сходило на нет: люди стекались к центру, чтобы посмотреть на праздничное шествие, отмечающее середину года, чтобы затем присоединиться ко всеобщему празднеству. Мыслями Жан был в Тросте.
Празднуют ли там, или и на этот раз огни не украсят темную крону? Жан не знал.
Он забирался все выше и выше, пока наконец не добрался до небольших смотровых площадок над основной массой домов. Здесь еще не горели огни праздника, и Жан принялся за работу. Имея под ногами надежную опору, он справлялся куда быстрее. Крепил к веткам над головой кончики гирлянд, обвивал ими тонкую, не успевшую еще растрескаться кору, подвешивал причудливыми арками над небольшими площадками, которые, стоит только начаться шествию, заполнятся людьми. Будут перешептываться и смеяться парочки, отвоевавшие себе укромный уголок, будут восторженно кричать и смеяться дети, и, глядя на них, взрослые тоже отвлекутся от повседневных забот и окунутся с головой в праздник.
Это витающее в воздухе предвкушение наконец отогнало мрачные мысли, и Жан позволил себе расслабиться. Его работа была окончена и, если Марко уже освободился, можно было начинать праздновать.
Их нельзя было назвать разобщенными, новобранцев разведкорпуса, но так уж повелось еще со времен учебы: у каждого был человек, с которым, единственным, получалось понимать друг друга с полуслова. Тренироваться и работать в паре, дежурить по кухне и в карауле, дополнять друг друга на уровне инстинктов, порой вопреки абсолютно противоположным характерам и привычкам. У Жана был Марко. А у Марко был Жан.

Пестрая толпа двигалась мимо, музыку заглушали разговоры и смех. Уцепившись за веревочную лестницу, спускавшуюся с верхнего яруса, Жан пытался разглядеть в толпе знакомую фигуру, но мельтешение крыльев, рук и ног совершенно сбивало с толку.
Шествие должно было вот-вот начаться, а Марко всё не было. Жан с тревогой посматривал на ближайшие часы, песчинок в верхней части которых оставалось всё меньше и меньше.
- Нашел! - ветер, поднятый крыльями, взъерошил волосы Жана.
Марко довольно улыбался. За прошедшее время он успел отмыться от копоти и привести форму в порядок, только волосы всё также находились в беспорядке, и в темных прядях путались сухие листья и обрезки конфетти.
- Стратегически верная позиция, - уцепившись за лестницу парой перекладин ниже, Марко сложил крылья, переводя дух. - Видно издали.
Жан фыркнул, пряча улыбку: его план заключался несколько в другом, но какая разница, если цель достигнута.
- Пойдем? - спросил он. - Шествие скоро начнется.
- Пойдем, - согласился Марко и первым соскользнул вниз.
Они смешались с толпой, двигаясь в направлении главных террас, откуда должно было начаться шествие. Там, отгородив площадку в середине, стоял уже почетный караул. Среди одетых в парадную форму солдат можно было увидеть и городской гарнизон и разведчиков. Лица их, расписанные пестрыми узорами, были спокойны и серьезны, несмотря на то, что под ногами с радостными криками носились дети, а сверху то и дело сыпались пригоршни конфетти.
Наконец показались участники шествия.
В отличие от почетного караула, они были одеты в свободные брюки и безрукавки, напоминающие одежду, которую носили на Эрре-три, когда острова только-только поднялись в небо. Их руки и лица также были причудливо расписаны, и разноцветные линии сплетались в узор из перьев и листьев, и казалось, словно по рукам тянутся ветви деревьев, готовые устремиться ввысь.
- Здорово, - Марко смотрел во все глаза, наблюдая за тем, как участники шествия строятся и поднимают разноцветные флаги.
Каждое движение ткани делало их похожими на гигантский калейдоскоп, в котором сплетались синий, белый и золотой. Зеленый, оранжевый и насыщенно-алый.
Оркестр играл, люди хлопали в ладоши, а участники шествия кружили по террасе, взмахивая флагами.
- Хотел бы я также, - вздохнул Марко, и Жан задумчиво на него посмотрел.
- Тебе бы пошло, - заключил он в итоге, прикидывая, как легли бы краски на смуглую кожу.
Синий, может, немного оранжевого, по плечам и вниз, оплетая руки. Это однозначно стоило зарисовать, когда появится возможность.
- А тебе? - Марко протянул руку и провёл по щеке Жана, отмечая воображаемую линию.
- А я стоял бы в карауле, чтобы никто тебя похитил, - рассмеялся Жан и стиснул Марко в объятиях.
Шествие разделилось, и теперь танцоры с флагами поднимались по лестницам верх, чтобы кругом обойти Каранез и закончить действо на четырех крайних террасах, ближе к небу.
Праздник начался.

Тревогу объявили внезапно. Не звонили колокола, не били гонги, ничто не нарушило царящего вокруг веселья: фестиваль середины года был в самом разгаре, никто не хотел паники.
Солдаты прошли сквозь толпу легко, как нож проходит сквозь масло. Они мгновенно вычисляли соратников даже в штатской одежде, окликали, незаметно отводили в сторону. Приказ, отданный командором, был однозначен: отменить увольнительные, караул по пограничным городам и полная мобилизация.
Разведчики действовали оперативно, не прошло и нескольких часов, как вся восточная часть острова была проинформирована. В городах остались новобранцы и городская полиция, основной состав стягивался к базам.
Летели низко, оставив повозки у подножья деревьев: время было дорого. Видимость приближалась к нулевой, над полями стелился туман, но подниматься выше было рискованно: если произошел прорыв - выдаст тепло тел.
Эрвин Смит, командующий разведки, ждал последний отряд, собирающийся в Каранезе. Город стоял ближе всего к обрыву, к пограничной базе, куда уже должен был прибыть Ривай со своими людьми. Ждать, пока подтянутся с других баз, не было времени.
Мысленно Эрвин уже формировал отряд для экспедиции. Ривай, Ханджи - несомненно. Моблит - возможно. И кто-то из подчиненных Ривая, не считая состава, который следовало оставить на базе: безопасность острова оставалась на первом месте, границы должны быть защищены.
Очередная группа солдат спланировала к земле и, то скрываясь в тумане, то скользя над самой его кромкой, пронеслась в сторону базы. Одни из последних.
Эрвин тяжело вздохнул: год от года служба его легче не становилась, а со времен тридцать пятой экспедиции, казалось, армейская верхушка окончательно отвернулась от разведки, предпочитая игнорировать её вклад в безопасность острова.
Внешняя терраса была далека от шума и огней праздника, но даже сюда долетали отголоски веселой мелодии, исполняемой оркестром из барабанов и труб, и треск фейерверков, рассыпавших пригоршни ярких искр. Середина года, перелом лета, жаркие дни и прохладные ночи, когда на острове не спят.
Веткой выше задрожали листья, дернулся заменяющий лестницу канат, и по нему соскользнули вниз несколько новобранцев. Праздник еще сиял в их глазах отблесками вспышек, они еще улыбались.
- Командор! - прокатился сдавленный шепот, и все, как один, вытянулись по струнке, отдав честь.
Эрвин окинул их взглядом. Сто четвертый выпуск, совсем новички. Удивительный выпуск.
- Вольно, - скомандовал он, но те и не подумали расслабиться. Всё также стояли навытяжку и словно ждали приказал. Тоже сделали свои выводы.
- Командор, - не выдержал наконец стоявший ближе всех Йегер, - можно нам с вами?
Он сжимал кулаки, нервничал, и кончики его сложенных крыльев подрагивали от напряжения.
Эрвин был готов услышать от него эту просьбу: Йегер с первого дня, с самой первой минуты бросался вперед, очертя голову, мало задумываясь о последствиях, тащил следом своих друзей и, теряя контроль над ситуацией, выбирался подчас только с их помощью. И всё же это нельзя было однозначно отнести к минусам. Харизма ли, невероятное ли везение, но он справлялся. Раз за разом справлялся, что в совокупности с целеустремленностью не могло не вызывать уважения.
Значит, Йегер, который всё уже для себя решил. Эрвин не хотел брать с собой новобранцев, но в том, чтобы отказаться от привычного расклада, был определенный смысл: для них предстоящая экспедиция будет закономерным продолжением тренировок последних месяцев. Проверят полученные знания на практике и, может быть, вернутся полным составом. Стоило попробовать.
Взгляд Йегера буквально светился энтузиазмом, товарищи его столь ярких эмоций не проявляли, но и страха не выказывали. Держались спокойно, чуть настороженно. И всё-таки каждый в душе боялся, в этом Эрвин был уверен.
В жизни любого разведчика однажды случается первый боевой вылет, первая настоящая экспедиция, Можно сколько угодно храбриться и улыбаться внешне, но внутри ты успеешь умереть от страха. И если после этого хватит сил оторваться от земли - пол миссии выполнено.
- За мной, - скомандовал Эрвин и шагнул с края террасы, бросая тело вперед, за границы сковывающих передвижение мелких ветвей. Воздух подхватил его, позволил скользить вдоль потока, расправляя крылья. Не было нужды спорить с ветром, тот нес в нужном направлении.
Крылья рассекали пространство с едва слышным свистом, шелестела одежда. Эти звуки медленно перекрывались привычным гулом в ушах, и чем быстрее Эрвин летел, тем громче тот становился.
Новобранцы последовали за ним с небольшой заминкой, но он не придал значения этому промедлению: любая решимость всегда борется со страхом. Чуть ниже, почти погрузившись в туман, скользили смазанные силуэты, но отвлекаться на них не было смысла. Впереди, выступая из молочной пелены, маячила база разведки.
На снижение они пошли не на плацу, а дальше, за складами: время было дорого. Посадка получилась жесткой, крылья взметнули клубы песка, кто-то закашлялся, кто-то приземлился слишком близко к товарищам.
Обернувшись, Эрвин мгновенно отметил, что новобранцев стало больше: бывшая кадетская “десятка лучших” почти полным составом, в том числе Кирштайн, что само по себе уже было удивительно.
Не хватало только Леонхарт, но её появление точно возвещало бы падение островов на землю.
Эрвин вздохнул: “Ну не гнать же их теперь, в самом деле.” И мысленно подкорректировал состав экспедиции.
- За снаряжением и провиантом. На построение к восточным воротам.
Синхронно отдав честь, новобранцы рванули к складу. Что показательно, бегом.
Это внушало надежду.

При посадке Жан ушиб ногу, и теперь та неприятно ныла на каждом шагу, но признаться в этом было выше его сил. Когда объявили общую мобилизацию, они с Марко как раз собирались забраться повыше и посмотреть фейерверк, но вероятность прорыва - дело нешуточное, так что все планы на приятный вечер моментально были отброшены прочь.
Передавший приказ разведчик велел не поднимать лишнего шума и двинулся дальше, смешавшись с толпой так быстро, что догнать его и получить более подробные инструкции, не подняв паники, не было ни малейшей возможности. Решено было двигаться на поиски остальных, тогда-то они и вышли к внешним террасам.
Не узнать голос командора было сложно, так что Марко и Жан рванули на звук, и не зря: сам Эрвин как раз взлетел и направился в сторону базы, а остальные только-только примеривались последовать за ним.
Эрен с Армином и Микасой, Конни, Райнер, Бертольд и Саша.
- Вы куда? - Жан извернулся и сцапал за шкирку оказавшегося ближе всех Конни, едва не получив по голове крылом.
Тот по инерции сделал ещё шаг вперед, запнулся, завалился назад и, взмахнув руками, чудом удержал равновесие, балансируя на одной ноге.
- Туда! - Конни неопределенно махнул рукой в сторону удаляющейся фигуры командора.
- Боевой вылет, наверное, - Бертольд заметно нервничал.
- Или экспедиция, - Армин выглядел не лучше, но явно предвкушал новую информацию, так горели его глаза.
- Вам нельзя, - подвел итог Эрен и многозначительно посмотрел на Марко.
Жан вскипел. Вспыхнул моментально, словно искра с огнива попала.
- Там разберемся, - огрызнулся он и, не дав Марко возразить, потянул его следом за собой к краю террасы.
По крайней мере, они пропустят фейерверк не зря.
По воздуху дорога от Каранеза до базы занимала не так уж много времени, но в спокойное время разведчики с упрямством, достойным лучшего применения, тратили на это по полдня, раз за разом преодолевали это расстояние в повозках. Ветер свистел в ушах, дальше пары метров не было видно ни зги, позади слышались голоса, но Жан сконцентрировал всё своё внимание на Марко, которого пропустил вперед. По крайней мере, тот хоть что-то видел в ночной темноте.
Что говорить по приземлении, Жан не представлял, поэтому, когда командор не стал задавать вопросов и возражать против их присоединения к отряду, возблагодарил небеса за благосклонность. И понадеялся, что это не преддверие очередной их каверзы.
Заведовавший складом сонный разведчик с сомнением окинул оценивающим взглядом новобранцев, но форму всё-таки выдал. Полную форму, не тренировочную, не облегченную, из пропитанной смолой ткани и с верхней кожаной курткой.
На рукавах - новенькие нашивки с гербом разведки, на плечах куртки - тиснение с краской в углублениях. Будь больше времени на сборы, они бы, наверное, так и стояли, разглядывая обмундирование, но звук гонга с улицы моментально заставил собраться. Середина года.
Переодевались торопливо, шумно, поправляя друг на друге рубашки и куртки, путаясь в руках и крыльях, застегивая пряжки и затягивая шнуровки.
Жану казалось, он стал тяжелее и неповоротливее раза в два, но это укрепило его в мысли, что предстоит экспедиция вниз, за облака. Тайная экспедиция, о которой еще днем никто не знал. Впервые он готов был признать, что слова Эрена на распределении были правдивы. Что он не зря променял городскую полицию на разведку.
В том, что ноги готовы подкоситься от страха, признаваться он не собирался даже самому себе.

Короткий меч в ножнах на левом бедре, небольшая сумка на правом, места хватит только на то, чтобы уместить фляжку с водой, огниво и мешочек с орехами. С горькими орехами, которые можно есть вместе с тонкой кожурой. Экспедиция не может длиться долго: упустить момент значит не успеть вернуться на остров. Подъем отнимает куда больше сил и времени, чем спуск, необходимо уложиться в сутки.
От одного удара гонга и до другого, прописные истины разведчиков. Ещё недавно Жан и подумать не мог о том, что так скоро окажется лицом к лицу с необходимостью проверить их на практике.
В экспедиции ходил один и тот же проверенный состав, и пополняли его только теми, кто отслужил минимум пару лет, предоставляя новобранцам возможность оттачивать свои навыки в патрулировании и охране границ острова. Кто знает, что заставило командора Эрвина изменить решение.
Летние ночи короткие. Не так давно пробило полночь, а уже занимался рассвет, небо медленно подергивалось пепельной дымкой, теряя глубокую чернильную черноту. Уже можно было различить черты лиц товарищей, но Марко еще не щурился, прикрывая глаза от яркого света. Они шагали к западным воротам, и свет оставался за спиной, продлевая для них самую короткую ночь года.
Перелом. Самое подходящее время для незапланированного спуска под облака.
Они бурлили за краем обрыва, темные, дымные, словно впитывающие в себя любую частичку света.
Жан стоял между Марко и Бертольдом и боролся с неприятным ощущением, что совершенно не узнает окружающих. В новой форме товарищи, с которыми он прожил бок о бок последние четыре года, выглядели незнакомцами, что уж говорить о старших офицерах, застывших ближе к обрыву недвижимыми изваяниями.
Командор переговаривался о чем-то с майором Ханджи и, судя по её экспрессивной жестикуляции, предмет разговора её крайне интересовал. От этого по спине бежал холодок и возникало чувство тревоги.
Стоявший неподалеку от них Моблит покачал головой и двинулся к новобранцам. Он подходил в каждому, внимательно осматривал форму, поправлял крепления, если в этом была необходимость, но с каждой проверкой хмурые морщинки на его лице разглаживались. Жану он одобрительно кивнул, Марко - туже затянул ремни на боках куртки. Эрену - вытащил неудачно завернувшийся плотный капюшон, едва не приподняв того в воздух под протестующий сдавленный вскрик, который отвлек наконец командора от разговора.
Со стороны базы шел капрал Ривай, дающий своему отряду, остающемуся на острове, последние указания.
Исподлобья глянув на стоящих в строю, он перехватил направлявшегося к ним командора, удержав того за предплечье. Слова, сказанные им, расслышать не удалось даже стоявшим ближе всего, но вряд ли это была радость от наличия в составе экспедиции девяти новобранцев.
Сколько их останется после спуска? Все выживут, уверенность в этом отчетливо читалась во взгляде Ривая, но как много напишет потом прошение о переводе куда-нибудь ближе к центру, к городам, к вздымающимся к небу деревьям, привычным, безопасным. Ривай смотрел на них и, казалось, видел поникшие спины и затравленные взгляды. И продолжал смотреть.
Поднялся легкий ветерок, взметнул пыль, швырнул её под ноги новобранцам, оставив на черной коже сапог причудливые узоры. Растрепал волосы, погладил лица прохладой. Другой на месте Ривая сказал бы что-нибудь, объявил это добрым знаком, но Ривай не стал рассказывать сказки, только повернулся к Эрвину, отдал честь и, пристально глядя прямо в его глаза, отчитался громко, чтобы отряд слышал каждое слово.
- Разведывательный отряд для тридцать седьмой экспедиции под облака построен.
Эрвин кивнул. Он хмурился, между широкими бровями залегла жесткая морщинка: каждый раз ему казалось, что этот спуск будет последним. Что острова рухнут на землю и некуда будет возвращаться.
С этого момента можно было считать, что вылазка началась.
В руках у командора был небольшой кожаный футляр, перевязанный широким ремнем. Сбоку на крышке угадывался оттиснутый герб разведки. Не говоря ни слова, командор открыл футляр и вытащил из него знакомый каждому из присутствовавших шеврон. Полоса отбеленной ткани с рисунком по центру - крылья свободы.
- Вот то, что нам предстоит принести, - начал командор, обведя взглядом отряд.
Не “найти”, а именно “принести”. Звучало это так, словно он был абсолютно уверен - найдут. Жан его уверенности не разделял: насколько ему было известно, никто так и не смог доказать, что острова движутся по определенному маршруту, который можно просчитать.
- Тридцать пятая экспедиция оставила такой же под облаками. Наша задача заменить его новым и доставить на остров.
- И как мы его найдём? - пробормотал Райнер, с сомнением разглядывая футляр в руках командора.
Словно услышав его вопрос, командор продолжил:
- Все вы знакомы с теорией, что пути островов можно рассчитать. У вас есть шанс сделать эту теорию реальностью.

Прямо за восточными воротами начинался обрыв. Самый край острова, небольшой выступ, похожий на естественный трамплин, а за ним — только абсолютная синева неба и бескрайнее море облаков ниже, еще совсем темное, тревожное. Выше линии обрыва не было ни единого клочка белизны.
Отряд построился в колонну, как на тренировках, каждый еще раз проверил своё снаряжение и снаряжение стоящего впереди товарища. Хорошо ли затянута шнуровка, хорошо ли держится капюшон, не болтается ли в ножнах на бедре короткий клинок.
Ворота распахнулись, последняя преграда между новобранцами и небом пала.
Подавая пример, Эрвин первым разбежался и, сгруппировавшись, швырнул свое тело со скалы, но не взмыл, расправив крылья, а камнем рухнул вниз, в медленно светлеющую пелену. Один за другим новобранцы следовали за своим командиром, и каждого провожал пристальный взгляд Ривая, замыкавшего строй.
Они падали вниз, всё быстрее приближаясь к слою облаков. Сложенные крылья, свободно вытянутые руки.
Где-то далеко под серой пеленой лежала поверхность, о которой они пока что только слышали на инструктаже. Вся их жизнь, все полеты проходили уровнем выше, в относительной безопасности ясного неба.
Облака на востоке наливались густо-багровым. Участники тридцать седьмой разведывательной экспедиции падали в занимающийся рассвет.

Жан пикировал, борясь с желанием повернуть голову и убедиться, что с Марко всё в порядке. Он изо всех сил гнал от себя прочь чувство дежавю и закрыл глаза почти с облегчением, когда вошел в облачный слой.
К лицу будто прижали мокрое полотенце. Выбившиеся из-под капюшона волосы липли ко лбу, и наконец Жан в полной мере понял, почему верхний слой формы сделан из кожи: ткань давно бы промокла насквозь, ни одна пропитка не спасет против таких масс воды.
Спохватившись, он ненадолго перевернулся на спину, чтобы натянуть маску и надвинуть сильнее капюшон: никто не мог гарантировать безвредность облаков, которые породили опасность.
Лишенный ориентиров, он падал сквозь облака и боролся с желанием открыть глаза и попробовать найти взглядом Марко. В окружающей его пелене это всё равно было невозможно, и оттого гнать прочь тревогу и сомнения было всё сложнее. Если бы тогда, в Каранезе, возразил не Эрен, если бы еще кто-нибудь выразил сомнение, Жан бы остановился и удержал бы Марко, товарищи улетели бы без них.
Но не Эрену давать советы. Ему тоже есть, что вспомнить о первом вылете.

Месяцы после распределения казались каторгой: стоило только оказаться на базе, пришел приказ - никаких полетов, кроме как на тренировках. Тогда новобранцы не стали задавать вопросов, пусть даже от ходьбы болели ноги и ныли от вынужденной неподвижности крылья. Стоило только привыкнуть к необходимости постоянно передвигаться пешком, началась строевая подготовка.
Затем боевая. Полосы препятствий, небольшие пространства, веревки и сети, похожие на паутину. Маневрирование между преградами без помощи крыльев, словно в небе это могло пригодиться.
А опасность можно было встретить только в небе.
Они не спорили, но с каждым днем не летать было всё сложнее. То и дело возникала мысль о том, что ночью никто не заметит, что можно улизнуть во время тренировки, но вокруг базы, насколько хватало глаз, не было ни одной преграды, способной скрыть от наблюдения. Оторваться от земли больше, чем на метр-другой, означало выдать себя с головой. Новобранцы держались.
Пытались шутить, строили теории, Райнер даже сумел убедить Конни, что тому, кто хуже всех тренируется, оторвут крылья и отправят навсегда подметать плац. Целый месяц Конни был одним из лучших, пока не обнаружил, что территорию они убирают все вместе, и на всей базе нет ни одного человека без крыльев.
Когда им снова разрешили подняться в небо, Жану показалось, что он умрет от счастья. Потом - что он разучился летать. Тело казалось тяжелым, неповоротливым, громоздким. Жан едва не сбил Марко с ног, не справившись с собственными крыльями, полетел кубарем, и в этот момент им овладела такая досада, что руки сами сжались в кулаки. Вскочив на ноги, он рванулся вверх, свечой взмыл в небо, и лишь когда плац внизу показался не больше ладони, спокойствие вернулось.
Жан расправил крылья и позволил ветру нести себя в нисходящем потоке: выше было слишком холодно в легкой тренировочной одежде. Один за другим его товарищи поднимались в воздух, и восторг в их глазах граничил с безумием. Марко оказался рядом одним из последних. Повязка на его лице, защищающая от солнечного света чувствительные глаза, казалась влажной.
Когда первый восторг схлынул, они инстинктивно сбились в кучу, ожидая дальнейших распоряжений, но руководивший тренировкой Моблит продолжал стоять на земле, даже не наблюдая за ними. Заслонившись рукой от солнца, он смотрел вдаль, за край острова, куда не посмотрел в приступе эйфории ни один из новобранцев.
Казалось, остров погружается в облака. Позолоченные солнцем, к середине они темнели, наливались свинцово-серым, но ветер не нес ощущения дождя, и там, где должны были сверкать молнии, из недр облаков поднималась липкая, масляная чернота.
Скользкие сгустки, сталкиваясь, перетекая, покачиваясь в разреженном воздухе, двигались всё ближе к острову.
Моблит уже не стоял на месте, он взмыл в воздух и, добравшись до укрепленного в центре базы колокола, изо всех сил бил в него.
Первый тренировочный полет в качестве разведчиков неожиданно оказался первым боевым вылетом.
Мимо новичков пронеслась майор Ханджи.
- Вниз! - крикнула она, и в голосе её звенел восторг.
Спуститься на землю и действовать по инструкции. Разбиться на пары. Взять мешки и сети. Не отлетать далеко от границ острова, но держать оборону, не допуская прорыва вглубь.
Ветер с востока, еще недавно приятно освежающий, нес в себе только тревогу.
Микаса, Саша и Жан среагировали одновременно. Они, а вслед за ними и остальные новобранцы, спикировали к земле и, добравшись до навеса, под которым была развешана амуниция, расхватали комплекты. Тренировочная форма, не пропитанная ничем, не могла защитить, но времени на то, чтобы сменить её, не оставалось. Жану показалось, что с того момента, как он увидел тучу на горизонте, время песком из разбитых часов просыпалось мимо его жизни. Мимо их жизней. Мгновения, секунды, минуты выпадали из памяти, их катастрофически не хватало, пока разбирали мешки, пока поднимались в небо, вмиг ставшее не таким дружелюбным и совершенно небезопасным.
Над базой вспугнутой стаей птиц кружили разведчики.
На самом краю обрыва, за забором базы можно было разглядеть майора Ханджи. Возле её ног громоздились какие-то емкости, наполненные разноцветными жидкостями, и, судя по всему, на них возлагались большие надежды. Справа, со стороны стрельбища, вёл свой отряд майор Захариус.
Очередной порыв ветра швырнул первую волну чернильно-черных капель ближе, к самому краю острова, и Жан особенно остро осознал, что разведчиков едва хватает на то, чтобы, растянувшись цепочкой вдоль границы обрыва, находиться между островом и угрозой. Что они - в самом центре.
И что бояться уже поздно.
Ветер крепчал, рвал из рук мешки, трепал крылья. При таком буйстве стихии удержаться на линии обороны становилось всё труднее и труднее. Капли набирали скорость, растягивались в воздухе, словно медленно густеющая на сломе ветки смола, их швыряло из стороны в сторону, и оттого они становились еще опаснее. Непросто поймать мешком снаряд, который летит по сложной кривой, и в то же время держит тебя на прицеле.
Они почти никогда не промахивались, тянулись к человеческому теплу, и только скорость реакции позволяла уцелеть.
На теоретических занятиях еще в кадетском корпусе постоянно твердили: у капель нет разума, они не думают, с ними нельзя договориться, но, столкнувшись с ними в реальности, Жан подумал, что именно так и выглядит голод. Абсолютный, не поддающийся контролю голод, лишающий остатков разума.
Не добрый и не злой, просто смертельно опасный.
- Готов? - спросил Марко и попытался улыбнуться.
“Нет,” - хотел было ответить Жан, но нашел в себе силы кивнуть.
- Готов.
Вблизи капли совсем не напоминали смолу, куда больше походя на слизь или студень. Ветер не позволял им замедлиться, но жирно блестящая масса начинала дрожать, вибрируя, словно пытаясь изменить траекторию собственного движения, пройти ближе к людям, зацепить, затянуть.
Первая пронеслась совсем рядом, и Жан отшатнулся, так и не вскинув мешок. Руки налились тяжестью и мелко дрожали.
Просто колышущаяся в воздухе безумная, голодная чернота. Совсем рядом.
Марко взлетел выше, утягивая вторую каплю следом. В холодных потоках он оставался единственным источником живого тепла, и та послушно следовала за ним. Марко поднимался всё выше по спирали, и Жан, опомнившись наконец, рванул за ним, сев на хвост капле.
Та, словно почуяв преследователя, задрожала, замедляясь, и в какой-то момент резко рухнула вниз, прямо на Жана.
- Давай! - крикнул Марко, складывая крылья.
“Так я и умру,” - подумал Жан и инстинктивно подставил мешок. Упавшая туда капля была твердой. Замерзшей.
На ресницах спустившегося Марко таял иней.
У края острова маячила вторая волна.

На третьей капле, пойманной в мешок, они окончательно освоились. Закладывали виражи, пикировали к самой земле, спина к спине держались на уровне основной массы или бросались на перехват незамеченным одиночкам, прорвавшимся вглубь острова.
Страх никуда не делся, но притупился, заглушенный восторгом от полета, от скорости, разогревающей кровь. Ветер сушил искусанные губы, ныли от тяжести мешка руки и натруженные после долгого перерыва крылья, и всё это пьянило, окутывало чувством безумной, абсолютной эйфории, и, закладывая очередной вираж, Жан смеялся. Захлебывался смехом и ловил пальцами ветер, и больше чувствовал, чем видел, тот же восторг в лице Марко, чья повязка давно сползла, и тот щурился, по возможности стараясь держаться к солнцу боком или спиной.
Это оказалось фатальной ошибкой.
Жан увлекся погоней, обогнал каплю, описав вокруг неё широкую спираль, и та буквально сама влетела в мешок с мерзким хлюпаньем. По инерции руки потянулись следом за мешком, равновесие было нарушено, и Жан ушел в штопор, успев выровняться только у самой земли. Быстрое падение забрало остатки воздуха, и ему большого труда стоило вдохнуть снова. Несколько мощных взмахов крыльями вернули его на прежнюю высоту, но момент был упущен. Считанные секунды спина Марко оставалась открытой.
Нестись наперерез было поздно, Жан не успевал, катастрофически не успевал. Кричал что-то Конни, пикировал сверху майор Захариус, и сам Марко уже оборачивался, чтобы столкнуться с опасностью лицом к лицу, но черная субстанция уже касалась его правого крыла, уже пропитывала маховые перья и лезла выше.
Спиной к солнцу, растрепанный, растерянный, испуганный, Марко искал глазами Жана и, отыскав наконец, улыбнулся устало и сложил крылья.
бой
Разбитые песчаные часы опрокинулись, просыпав своё содержимое в пустоту. Марко летел вниз, не пытаясь даже замедлить падение, и Жан ринулся ему наперерез.
Отшвырнув не глядя мешок, вытянув руки вдоль тела, вытянувшись в струну он нёсся в воздушном потоке, моля небеса об одном: успеть. Поймать, удержать, спасти.
Одно крыло ещё не катастрофа, перья можно очистить. Они справятся.
Разведчики всегда летают парами, чтобы в случае необходимости дотащить товарища до острова. Жан не оставит Марко в беде.
Он едва успел затормозить, воздух загудел возмущенно, когда распахнулись выгнувшиеся парусом крылья. Жан взвыл от боли, но не разжал рук, которыми вцепился в руки Марко. Падение продолжилось, их трясло и швыряло, переворачивая, небо менялось местами с землёй, слепило глаза солнце, но Жан не отпускал и отчаянно пытался выровняться. Он не слышал собственного крика, не видел небесного калейдоскопа, только ожесточенно махал крыльями, крепко зажмурившись.
Казалось, это падение длилось целую вечность, и они давно должны были разбиться, может, уже разбились, не заметив этого, но Жан изо всех сил гнал от себя эти мысли прочь. Наконец напор воздуха стал слабее, крылья поймали нисходящий поток и понесли их по плавной дуге. Марко дернулся, крепко сжал руки Жана своими и уже не разжимал пальцы ни когда они коснулись земли, ни когда подоспела майор Ханджи с медиками. Они рухнули в траву, прокатились, приминая зеленые стебли, пачкая форму и кожу соком, и замерли, дожидаясь помощи.
Правое крыло Марко выглядело плачевно.
Капля не успела подняться выше маховых перьев, но те были расплавлены, переварены черной субстанцией. Не спасти.
Решительно отодвинув Жана в сторону, Ханджи перевернула Марко на живот и расправила крыло. Она молчала, но в этом её молчании не было паники или отчаянья, только злая сосредоточенность и уверенность. Один из медиков передал ей лоскут чистой ткани и темную бутыль, в которой оказалась резко пахнущая бесцветная жидкость. Щедро смочив ей ткань, Ханджи отдала ту так и не двинувшемуся с места Жану и, указав на черные капельки на перьях, скомандовала:
- Три.
И Жан принялся оттирать мелкие пятна, которые были куда темнее естественных крапинок на перьях Марко. Он тер изо всех сил, стараясь, впрочем, не повредить еще сильнее, а Ханджи тем временем, тихо ругаясь сквозь зубы, с помощью ассистентов состригала то, что было уже невозможно спасти. Жану даже показалось, что она плакала, а может, это плакал он сам.

За брошенный мешок ему тогда влетело. Капрал Ривай отчитал его лично, разве что не отходил ногами на глазах у всей базы, но Жан словно не слышал его, мыслями находясь совершенно в другом месте.
Он послушно кивал, соглашаясь: был не прав, нарушил основы основ, выгнать из разведки мало, будет примером остальным.
Махнув на безнадежное дело рукой, капрал отправил его в наказание на неделю дежурить в лазарет, помогать медикам, и за одно это Жан готов был рухнуть перед старшим по званию на колени и благодарить от всего сердца.
В лазарете, всё еще без сознания, находился Марко.
Позже Жан узнал, что Эрен тоже отличился. Рванул вперед, за линию обороны, подставился под удар и едва не утянул следом Микасу, которую чудом удержали Армин и Анни. Что характерно, отделался парой оплавленных перьев и оплеухой от оставшейся без прикрытия с одной стороны Имир. Остальные молчали и не вмешивались, и, судя по всему, именно это ударило больнее.

Яркие картинки всплывали в памяти. Жан не мог вспомнить отдельных слов, точных диалогов, подробностей, но в каждом образе было достаточно эмоций, чтобы заново пережить события почти полугодовой давности.
Марко тогда быстро шел на поправку, и вскоре его выпустили из лазарета, даже допустили к наземным тренировкам: летать без доброй половины крыла всё равно не представлялось возможным. Перья отрастали куда светлее чем раньше, медики объясняли это воздействием состава, которым оттирали остатки черной субстанции.
У неё даже было какое-то заумное название, но оно моментально выветрилось из памяти Жана. Капли и капли. Простое, понятное определение.
Майор Ханджи говорила: “Пусть радуется, что только перья. Пострадай позвоночник - не спасли бы”, и Жан соглашался с ней - повезло. Чертовски повезло, только как доказать это Марко, который долго еще казался призраком прежнего себя, отмалчивался и едва выполнял нормативы на тренировках.
Жан долго ждал, не вмешивался, хотя больше всего хотелось встряхнуть товарища за плечи, взбодрить, достучаться до него наконец, чтобы поверил - жизнь не закончилась. Наконец терпение лопнуло и, растолкав Марко после отбоя, Жан вытащил его на крышу казармы. Куда ни глянь, видно было только поросшую травой равнину, да на западе можно было разглядеть громаду дерева-города Каранеза. Угольно-черный небосвод был кристально чист, и было видно даже самые тусклые звезды. Из двух лун пока что показалась только малая, и её рассеянный свет делал картину совсем нереальной.
Они молчали. С запада, из центра острова потянулся молочными нитями туман, и скоро вся равнина скрылась в нем.
Марко смотрел на равнину, на небо, на тускло-серую, как старая монетка, луну, и глаза его были сухими.
- Я умер тогда, - произнес Марко, и Жан не сразу нашелся, что ему ответить.
- И родился снова, - сказал он наконец.
Марко закрыл глаза и, привалившись к его плечу, медленно, глубоко вдохнул. Он плакал совсем беззвучно, и Жан мог только обнимать его чуть ниже уровня крыльев, чувствуя, как промокает рубашка на плече, и закрывать своим крылом от холодного ночного воздуха.
Сердце сжималось от боли, но вместе с этим становилось легче.
- С днем рождения, Марко, - протянув вторую руку, Жан взъерошил его темные волосы, отводя их с лица.
- Спасибо, - улыбнулся Марко в ответ.
Меньше чем через месяц он снова поднялся в небо.
крыша


 

@темы: ББ-2015, фанфик

URL
Комментарии
2015-06-16 в 23:51 

Shingeki no BB
читать дальше

URL
2015-06-16 в 23:51 

Shingeki no BB
читать дальше

URL
2015-06-16 в 23:51 

Shingeki no BB
читать дальше

URL
2015-06-16 в 23:51 

Shingeki no BB
читать дальше

URL
2015-06-16 в 23:53 

Shingeki no BB
читать дальше

URL
2015-06-16 в 23:53 

Shingeki no BB
читать дальше

URL
2015-06-17 в 00:03 

Shingeki no BB
читать дальше

URL
2015-06-17 в 00:04 

Shingeki no BB
читать дальше

URL
2015-06-17 в 00:04 

Shingeki no BB
читать дальше

URL
2015-06-20 в 19:50 

Renie_D
come on
Люди, это было офигенно :inlove:
Напомнило что-то такое сказочное, словно старая легенда. И повествование - то плавное, неторопливое, то словно протяжное. Читая качаешься как на порывах ветра.
Мир вышел изумительным. Города-деревья, летающие острова и капли, убивающие возможность летать, а подчас и самих крылатых, исследования далекой земли. Картинка перед глазами встает четкая и яркая :heart:
И характеры замечательные вышли. Ривай, Эрен, Эрвин - вот навскидку те из второстепенных, которые получились для меня абсолютно вканонными. Эрен в моменте, когда он вырвался вперед и получил оплеуху от Имир - просто да. Эрвин с Риваем, которые понимают друг друга с полуслова. И это "мрак!" в качестве ругательства :inlove:
Единственное, немного смазанным получился момент с возвращением. Тот промежуток от земли до Ма-ри. Но ночевка на заброшенном острове и первый шок, и все сомнения - очень проняло.
Иллюстрации такие же волшебные, как и текст :heart:

Айон Ран, Анка Хельская, Маленький_ Лис, Алата, спасибо вам :gh:

2015-06-20 в 21:51 

Айон Ран
Шесть путей дедлайна | Кофейная фея
Renie_D, :squeeze:
Этот мир крепко запал в душу, писать про него было интересно, и единственное, о чем я жалею, что очень много в итоге осталось за кадром. Счастлива слышать, что даже лишенный всех известных авторам подробностей, он также остается интересным) :heart:

2015-06-20 в 22:04 

Renie_D
come on
Айон Ран, единственное, о чем я жалею, что очень много в итоге осталось за кадром
Так это же повод написать сиквел, приквел, вблоквел и еще какой-нибудь квел :smirk: Очень интересный вышел мир, я бы читала и про капли, и альтернативную историю гибели Шиганшины, и про то, какие опасности могут быть внизу, на экспедициях.

2015-06-20 в 22:09 

Айон Ран
Шесть путей дедлайна | Кофейная фея
Renie_D, загадывать не буду, но не отрицаю такой возможности)))

2015-06-20 в 22:10 

Renie_D
come on
2015-06-20 в 22:13 

Айон Ран
Шесть путей дедлайна | Кофейная фея
2015-06-21 в 00:40 

Giedis
.
Арты - это что-то с чем-то. Не шипперю их, но мимо такой красоты пройти не мог.
Спасибо! :heart:

2015-06-21 в 02:02 

Firoy
мир прекрасен только за секунду до взрыва
Очень мало истории для такого огромного мира! Очень хотелось больше полетов и больше рассказов о таинственных островах и каплях. Разбросали столько вкусных загадок, теперь сиди иломай голову над тем, как создавался этот волшебный мир. Он действительно очень напоминает старую детскую сказку, которую почему-то все забыли. Пусть этот мир позиционируется, как то, что будет после нас, но все равно от него веет стимпанковой стариной :heart:
А еще в этом мире есть Марко :heart: До чего ж ему идут эти крылья! Я схоронил себе этот арт, потому что веснушки, потому что улыбка, потому что Марко, и потому что у него веснушки, черт побери, даже на крыльях :weep3:!
Спасибо вам большое за светлую и прекрасную работу :love:!

2015-06-21 в 14:23 

барханная
«Барсук переходил дорогу и что-то жевал» ©
уже несколько дней облизываюсь на вашу выкладку, наконец-то добралась!:ura:
Название сразу «влюбляет» в себя, уж больно поэтичное оно, а при виде саммари пропадают какие-либо сомнения — история выйдет сказочной, не иначе:inlove: Питаю слабость к AU-история, и потому вдвойне радостно было увидеть примечание. Тем не менее, несмотря на «крылатость» героев, постоянно присутствовало ощущение каноничности. Наверное потому, что «крылья свободы» разведкорупа даже в каноне напрашивалась на подобную Вселенную. И потому что жизнь, полная опасности, у героев опять как в клетке — уже в небе, а не на земле. Пейринг аккуратно вплетен в повествование, но больше, признаюсь, любовалась созданным миром. Начало показалось несколько неуклюжим, но потом тон выровнялся, и история захватила с головой. Начиная с первых строчек, рисующий сияющий Трост, окутанный гирляндами, мне представлялась в качестве саунда вот эта песня, наверное, по атмосфере в целом для созданного мира, чем отдельно к конкретным сценам. И вообще, история так и просились на экран, многие эпизоды хотелось увидеть, а не только представлять. Замечательно, что благодаря артам у читателя есть такая возможность: они все потрясающие и настолько пропитаны светом, волшебством и любовью к персонажем, что невольно подчиняешься их настроению:heart:

Айон Ран, Анка Хельская, спасибо вам за чудесную выкладку!

2015-06-23 в 22:32 

Айон Ран
Шесть путей дедлайна | Кофейная фея
Firoy, спасибо за теплые слова! Надеюсь, удастся еще вернуться к этой истории, она крепко запала в душу)
потому что Марко, и потому что у него веснушки, черт побери, даже на крыльях
Эта мысль даже авторов всё ещё превращает в желе)

барханная, рада, что вам понравилось) И спасибо за музыкальную ассоциацию, она очень в тему)

2015-06-23 в 22:59 

Firoy
мир прекрасен только за секунду до взрыва
Айон Ран, Надеюсь, удастся еще вернуться к этой истории, она крепко запала в душу)
Не удивительно, столько ружей развешано по тексту :smirk: Прям шкатулка времени, что не вытащишь - все клад. До чего же органичная вселенная :heart:

2015-06-23 в 23:02 

Айон Ран
Шесть путей дедлайна | Кофейная фея
Firoy, ещё раз спасибо ^_^

2015-07-06 в 18:59 

Акрум
Совершенно потрясающая работа - и текст, и иллюстрации божественны!!!
Читала взахлеб и не могла оторваться :inlove: Спасибо команде за чудесный мир, живых персонажей и шикарный сюжет!!!:heart::heart::heart:

2015-07-06 в 19:44 

Айон Ран
Шесть путей дедлайна | Кофейная фея
Акрум, вам спасибо, что прочитали ^_^

2015-07-13 в 18:36 

Анка Хельская
Иллюстратор традиционно с ногой на тормозе, но он все-таки дополз :facepalm::lol:
Renie_D, Giedis, Firoy, барханная, Акрум, спасибо большущее! :squeeze::heart: Очень хотелось изобразить хотя бы кусочек этого мира)) И если оно дает возможность почувствовать хотя бы часть его атмосферы - я ужасно рада :heart:

До чего ж ему идут эти крылья! Я схоронил себе этот арт, потому что веснушки, потому что улыбка, потому что Марко, и потому что у него веснушки, черт побери, даже на крыльях
Куда же Марко, да без веснушчатых крыльев)) :heart:

2015-10-19 в 01:14 

Max Demian
Падай с обрыва, капитан, ты умеешь летать. [ц]
здравствуйте :з работа просто замечательная, но не могли бы вы залить её на другой ресурс для скачки? а то постоянно выбивает, что файл заражён. просто хотелось бы сохранить в папку со всякой фандомной годнотой и временами перечитывать.

2015-10-19 в 01:18 

Айон Ран
Шесть путей дедлайна | Кофейная фея
Max Demian, рада, что вам понравилась эта история) Вот здесь, на сайте РСИА лежит отредактированная версия и есть возможность скачать в нескольких форматах на выбор)

2015-10-19 в 01:30 

Max Demian
Падай с обрыва, капитан, ты умеешь летать. [ц]
Айон Ран, спасибо за столь оперативный ответ :з

   

Shingeki Big Bang

главная